Самоизоляция: что происходит? — igryzombie.ru

Людмила Кравченко Русранд
30.04.2020 15:31 | Общество
120

Несмотря на заявления официальных лиц, что мы вышли на плато, уровень заболеваемости коронавирусом в стране растет, мы уже обогнали Китай, перспективы снятия режима самоизоляции туманны, хотя правительство поручило разработать поэтапный план снятия карантина, да и президент заговорил об ослаблении после майских праздников. Так как же изменилась жизнь россиян за этот месяц сидения дома?

С точки зрения уровня жизни россияне столкнулись с еще более опасным вызовом, чем при кризисе. Речь шла не только о потере работы, а о запрете работать без фактически какой-либо поддержки со стороны государства. И это все проходило на фоне резкого ухудшения экономической обстановки: стоимость нефти упала, рубль стал нестабильным, войдя в тройку валют, в наибольшей степени ослабевших при текущем падении цен на нефть, государство декларировало такие меры поддержки, которые и спасти никого не в состоянии, фактически переложив все бремя ответственности на работодателя и самих граждан.

В первую очередь под удар попал малый и средний бизнес, и без того немногочисленный в нашей стране. Обещанные кредиты для выплаты заработной платы сотрудникам — весьма сомнительная мера поддержки — мсб так и не смог получить. Согласно заявлениям Титова, в 80% случаев был получен отказ. ИП и самозанятые оказались за бортом даже тех крох государственной поддержки, которые могли получить физические лица, встав на биржу труда. Да и здесь люди столкнулись с трудностями, создалось впечатление, что все проволочки сайтов, связанных с оформлением услуг, были вызваны отнюдь не наплывом, а целенаправленной недоработкой сайтов, чтобы снизить запал желающих получить государственную поддержку.

Одна из новых мер поддержки — выплаты 12130 рублей на работника тем, кто сохранит свыше 90% своего штатного состава — это попытка искусственно занизить уровень безработицы, так как в массе уволенные сотрудники встали бы на биржу труда, а властям пришлось бы попрощаться с красивым показателем низкого уровня безработицы, которым так гордится президент. Ведь эти 12 тысяч власть бы в любом случае заплатила работнику, но теперь уже не через биржу труда, а через работодателя.

По оценкам аналитиков карантин как минимум затронет 25 млн человек — самозанятых и работников малого и среднего бизнеса. Именно для них самоизоляция означала лишение всякой возможности на достойный уровень жизни. Микрокредиты выросли на треть, то есть у людей нет денежных средств на приобретение продуктов питания, в итоге они вынуждены брать займы под 100% годовых. По данным BCG и Ромир, на 90% категорий продуктов и услуг, потребляемых населением, спрос упал, что означает как ухудшение материального положения граждан, так и удар по этим секторам. Но на этом фоне неизменным остался, пожалуй, что рост цен — традиционное явление в период кризиса. По данным ЦБ только за март цены на продукты питания длительного пользования выросли на 8,7%, что говорит о том, что мифический показатель в 4% совершенно не отражает реалий жизни, с которыми имеют дело обычные граждане, ежедневно покупающие продукты питания.

Терпение народа не безгранично, а меры так называемой заботы о здоровье населения, которые по факту свелись к тому, чтобы подстраховать здравоохранение и не показать, что годы оптимизации были ошибкой, вызвали шквал недовольства, так как в отличие от западных стран объемы поддержки оказались незначительными. По примеру иностранных государств в России не стали вводить денежные выплаты всему населению. По заявлению Грефа, у нас нет денег платить. Интересная выходит картина — нам говорят о Фонде национального благосостояния, хвалятся им, что это подушка безопасности на случай кризиса, а как этот кризис наступил, то сразу у государства денег нет. И фонд отказались распечатывать для финансирования инфраструктуры, и граждане получили отказ.

Ростовчане устроили в ответ на проводимую политику онлайн-митинг с помощью Яндекс-навигатора. В приложении «Яндекс. Навигатор» у здания правительства области появились десятки комментариев с требованием ввести чрезвычайное положение или выплатить пособия. «Чем платить ипотеку?», «хотим есть, что делать?», «дайте возможность работать» — такие комментарии оставляли пользователи «Яндекс. Навигатора».

Позже к ростовчанам присоединились жители других городов. Скопления протестных комментариев у зданий областных правительств в «Яндекс. Навигаторе» зафиксированы также в Красноярске и Нижнем Новгороде. Во Владикавказе местные жители вышли на митинг на площади в центре города, требуя, чтобы власти «разъяснили ситуацию» и поддержали людей. Кстати после власти связали вспышку заболевания в городе именно с этим митингом. Таким образом, требования граждан сводятся к элементарным действиям государства — поддержка населения, возможность выжить.

По данным исследования РАНХиГС, 45% опрошенных высказались о недостаточности принимаемых властями мер поддержки населения, 38% видят бездействие власти в этом ключе. В сложившейся ситуации 74% полагают, что материальное положение их семей ухудшится. Подавляющее большинство россиян склоны считать, что государство не помогает своему населению, что в общем-то не далеко от истины. По мнению опрошенных, значительный урон стоит ожидать не столько от заболевания, сколько от неэффективной поддержки граждан. Звучат такие мнения: «если ситуация с вирусом действительно серьезная, то необходимо вводить официальный режим ЧС со всеми необходимыми выплатами населению», «верните обычную жизнь, то, что творится сейчас, убьет людей больше». При этом большинство респондентов (75%) считают существенной угрозу здоровью населения от распространения COVID-19, для самих себя — 57%. Для экономики России такую угрозу называют значительной 85%, для личного материального положения — 56%.

То есть главная претензия граждан — это произвол власти, отсутствие правового статуса ЧП, при котором меры государственной помощи были бы ощутимы. Пока же речь идет о том, что население заставили бороться с вирусом в ущерб их материальному положению, которое и без того ухудшается уже седьмой год подряд, что видно по статистике падения доходов и социологическим замерам материального положения граждан.

Второй стороной жизни граждан стало падение уровня безопасности. Кремль официально признал рост уровня преступности. В Москве и регионах участились случаи грабежей около продуктовых магазинов, когда в основном лица без заработка стали нападать на беззащитных граждан и отнимать сумки с продуктами питания. Все это стало итогом остановки работы в городе, куда приехали трудовые мигранты в поисках работы. Некоторые оказались без средств к существованию и возможности вернуться домой, пополнив ряды уличных жителей. Однако рост криминала — далеко не единственная тенденция падения уровня безопасности. Появились случаи буквально полицейского беспредела, когда служители правопорядка, следуя букве инструкции, хватали людей, вышедших на улицу в период самоизоляции, невзирая на их просьбы отпустить — довести домой собаку, вернуться к оставленных в квартире детям. Налицо явная попытка следования букве инструкции (не закона точно, так как сам режим незаконен и нарушает конституционные права граждан), в ущерб человеческому отношению. Ведь не преступники те люди, кто вышел в магазин или по делам.

Если власти так уж пекутся о здоровье населения, как они это декларируют, то зачем было создавать ситуацию риска массового заражения, когда 15 апреля скопились толпы людей в метро, ожидающие проверки их пропусков. Самая что ни на есть благодатная почва для распространения вируса. Сейчас как раз мы видим результаты этой вредоносной операции против своих граждан — прошло свыше 10 дней, а рост числа заразившихся превысил совокупно 99 тыс., прирост — свыше 6 тысяч человек ежедневно.

Третий аспект — это установление в стране основ полицейского государства на базе цифровизации.

Была отработана система электронных пропусков, контролирующая перемещение граждан, аккумулирующая персональные данные россиян. Регламентировано право полиции вскрывать автомобили, оцеплять жилые дома, ограждать места проведения массовых мероприятий.

ФНС предложила внести доходы каждой семьи в специальный реестр, который позволит выстроить на основании данных человека его семейные связи, соответственно, потом, используя информационные ресурсы других ведомств, можно будет рассчитать и доход семьи, среднедушевые доходы, поставить любые контроли, любые пороги и оказывать соответственно, правительству, президенту ту помощь, которая будет нужна именно в данном случае. Если же перевести на простой язык — то это сбор информации о доходах с целью контроля за собираемостью налогов и отказа в предоставлении государственной поддержки на основании того, что доходы семьи выше официальных. Представьте только, что сейчас многие испытывают проблемы с деньгами, обращаясь к всевозможным знакомым за займом. В итоге если сейчас собрать такую информацию, то окажется, что эти люди имеют дополнительные источники дохода, хотя на самом деле речь идет о долгах.

Пандемия, завершение которой вероятно еще далеко, обнажила одновременно несколько проблем:

— растерянность и беспомощность высшего руководства, переложившего все бремя ответственности на региональные элиты. Президент не стал принимать непопулярные решения, объявив только щедрые выходные с сохранением заработной платы, да и то не за счет государства;

— цинизм высшего руководства, которое переложило все финансовое бремя за принимаемые меры по самоизоляции на работодателей. Именно они должны были обеспечить сохранение заработных плат работников, хотя по факту это была обязанность государства;

— изъяны системы здравоохранения, прошедшей длительный период оптимизации, за который были уничтожены больницы, сокращены доктора, пострадала сама система подготовки медицинских сотрудников, остро встала проблема оснащения больниц медикаментами и средствами защиты;

— провал идеи дистанционного образования: на деле ученики оказались неспособными к самообучению в домашних условиях, и дело даже не в качестве связи, а в том, что личный контакт и объяснение значат больше, чем виртуальное общение.

Хотя не удивлюсь, если по завершении пандемии перед нами отчитаются о том, что эксперимент прошел успешно и дистанционное образование можно смело внедрять в российские школы, ведь не зря же президент ратует за оснащение школ интернетом, а сама политика демонстрирует, что оптимизацию в сфере образования никто не отменял. Переведи детей на домашнее обучение, как исчезнет нужда в физических зданиях и штате сотрудников. Заманчивая идея для оптимизаторов во власти.

Проблемы обнажились, да только рекомендаций по их уменьшению у власти как не было, так и нет.

Людмила Кравченко

Источник: narzur.ru

Оставить комментарий