Дети как новое национальное достояние России

Фото: Mol.astrobl.ru

Государство о детях, или детки в клетке в новой версии Конституции

Очередная редакция поправок в Конституцию, за которые мы все, как считается, должны пойти голосовать 22 апреля, всё меньше побуждает потратить внезапный выходной на собственно процесс голосования. Обрадовались было, что в Конституции может быть упомянут русский народ – так нет, придётся довольствоваться стыдливыми общими формулировками. Да и прочие поправки выглядят так, словно их украли. Последнее «новшество» — поправки о семье и детях: их зачем-то решили приравнять к природным ресурсам. Разбираемся, что не так в последней – надеемся, не окончательной — редакции поправок.
Итак, 2 марта Госдума завершила приём поправок в Конституцию РФ. На носу второе чтение, которое пройдёт 10 марта, третьему – не бывать. Стало быть, все самые главные изменения так или иначе зафиксированы.

Последним свой пакет поправок ко второму чтению внес президент Владимир Путин. Там, среди прочего, предложено считать детей «важнейшим национальным достоянием».

Что было раньше?

Сейчас о семье и детях сказано в статье 38 Конституции:

    Материнство и детство, семья находятся под защитой государства.
    Забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей.
    Трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях.

Собственно, на этом всё.

Нужно ли что-то ещё?

Вопрос спорный.
Если с так называемыми «русскими поправками» всё очевидно – раз есть Россия, то почему тогда в конституции этого государства ничего не сказано о народе, её создавшем (не умаляя при этом заслуг других наших народов, разумеется), то с семьёй, как любят нынче говорить, всё не столь однозначно.

Институт семьи – традиционной, многопоколенной – трещит по швам, не при нас это началось, и на нас, увы, не закончится. Есть два пути: поддаться веянию нового времени, признать, что семьёй может быть не только мужчина, женщина и их дети, а там – смотреть, что из этого получится. Этот путь выбрали на Западе.
Второй путь – попытаться защитить семью в её традиционном виде, потому что, как ни крути, семья – слишком древний и слишком важный институт, чтобы так просто от неё отказаться.

Не будет семьи – не будет цивилизации. Этот путь представляется наиболее логичным в свете ориентации России на традиционные ценности, как противопоставление России Западу и прочее, и прочее, о чём мы часто слышим с официальных трибун. И поправки в Конституции могли бы как нельзя лучше помочь государству в этом. Тут спору, как говорится, нет. Но, как это часто бывает, что-то пошло не так.

Вот точный текст поправок о детях и семье, который внёс на рассмотрение Президент:

    Дети являются важнейшим достоянием России.
    Государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим.
    Государство, обеспечивая приоритет семейного воспитания, принимает на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения.

Полный текст, если кому вдруг интересно.
Да, вскользь упомянуто о приоритете семейного воспитания – это действительно важно. Но, по сути, дети объявляются «национальным достоянием», как какая-то госкорпорация или недра, то есть, по сути, вещь или имущество, а пространные понятия открывают широкую дорогу для ювенальной юстиции. Не за то боролись защитники семейных ценностей.

Вот как комментирует свежие поправки Елена Альшанская, член Комиссии по доработке Конституции, руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», которая, к слову, и предложила внести упоминание о детях в основной закон. По мнению Альшанской, смысл поправок сведён к тому, что детей попросту решили «огосударствить».

    Не о ценности детей — а о признании их достоянием страны.
    Не о поддержке воспитания родителями своих детей и помощи им в этом, не об обеспечении базовых прав детей — на жизнь, здоровье, образование, семью.
    А о том, что государство создает условия, которые содействуют развитию детей и воспитывают в них ровно три качества: патриотизм, гражданственность и уважение к старшим
    Как государство создает условия воспитания? При чем тут уважение к старшим, каким старшим, почему это самое важное (кроме патриотизма и гражданственности)? Почему только три этих качества результат воспитания государством?
    И как это согласуется с тем, что вообще-то сегодня это ответственность родителей — то самое нравственное, духовное, физическое и психическое развитие детей.
    А если они в них недостаточно уважения к старшим воспитают?

Альшанская считает, что на деле ничего не изменится, поскольку невозможно будет лишать родительских прав каждого третьего, поэтому эти положения можно будет смело игнорировать. «Но сама идея, что государство хочет присвоить себе детей мне очень не нравится», — добавляет правозащитница.
Слишком много «если» порождают эти поправки. Что понимать под «патриотическим» воспитанием? Обязательное участие в Юнармии? А если родителям это не интересно? Не потому, что родину не любят, а просто не интересно, и всё тут? Это — повод забрать у них детей? А историю с семьёй Проказовых помните? Оказаться на оппозиционном митинге с ребёнком – это ведь, получается, непатриотично? А если без ребёнка – патриотичный ли пример подают ему родители?

Конечно, Конституция – основной закон страны, но не полный. В ней крупными мазками очерчивается каркас, несущие конструкции, если угодно. А затем – в УК, ГК и прочих документах разъясняется смысл общих положений основного закона страны.

Что делают в случае, если случилась несправедливость, а суд по тем или иным причинам не помог её устранить?  Тогда люди обращаются к высшему закону, для этого у нас есть Конституционный суд. Что получится, если в Самой Главной Скрижали чёрным по белому написано, что дети – национальное достояние, а государство объявляет себя «воспитателем»? Будто и без того в России мало случаев, когда детей легко изымали из семей.

Да, много и обратных случаев – когда нужно было предпринимать какие-то меры, а детей не забирали, и это приводило к трагедиям. Именно поэтому и нужно как-то обозначить проблемные ситуации в Конституции. Если родная семья вдруг становится опасной для ребёнка, и этой семье никак нельзя помочь – нужно искать этому ребёнку другую семью. Государство не сможет ею стать, никогда. Так мы не решим ни проблему беспризорных детей, и детдомов на карте России меньше не станет.

Столь масштабные изменения в Конституции неизбежно повлекут за собой трансформацию других законов страны. Значит, стоит ожидать изменений в Семейном кодексе. Где-то обязательно всплывёт подробное уточнение, что именно считать патриотическим воспитанием, а в каких случаях можно говорить о неуважении к старшим. Не стоит быть наивными: никаких противоречий основному закону страны там не будет.

Очень жаль, что граждане не могут выбрать, за какие именно поправки голосовать, а с какими мы не согласны. То есть, либо всё сразу – и Госсовет, и статус пожизненного сенатора, и «дети – национальное достояние», либо – ничего.

Что главное во всей этой истории — граждане России понимают прекрасно, не маленькие. Хотите себе Госсовет – забирайте. Стесняетесь произнести вслух слово «русские» — переживём, не в первой

Но детей оставьте.

 

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»

Источник: narzur.ru

Оставить комментарий