Мы не ожидаем резкого роста неплатежей — igryzombie.ru

МОСКВА, 12 окт – ПРАЙМ, Анастасия Сапрыгина. Коронавирус в России вновь набирает обороты, хотя и граждане, и компании еще не до конца оправились от последствий первой волны эпидемии. Как крупнейшая российская «дочка» иностранного банка готовится к новой волне пандемии, и какие советы дает своим клиентам для сохранения и прироста их сбережений в период волатильности, рассказал в интервью агентству «Прайм» глава Росбанка Илья Поляков.

— Что вы изменили в своей работе из-за пандемии, какую часть сотрудников пришлось перевести на удаленку, и планируете ли вы возвращать их обратно?

— Основные меры, которые в итоге позволили минимизировать последствия кризиса, мы приняли еще до его начала – на этапе формирования нашей стратегии: это и активное развитие цифровых каналов взаимодействия с нашими клиентами, и консервативный риск-менеджмент, и структура баланса, и фокусировка на наиболее устойчивых бизнес-сегментах.

В течение первых трех недель с начала пандемии мы перевели на удаленный формат 86% сотрудников, работающих в нашем головном офисе в Москве и хабах по стране. При этом во время действия ограничительных мер наши отделения продолжали работать и обслуживать клиентов. На начальном этапе их количество было ограничено, но постепенно мы вывели в штатный режим работу всей сети. При этом в отделениях регулярно проводится уборка с использованием дезинфицирующих средств, работают рециркуляторы воздуха, проводится термометрия, клиенты и сотрудники обеспечиваются масками и перчатками.

В настоящее время в здания нашего головного офиса в Москве вернулось не более 20% сотрудников. 

Уже сейчас мы понимаем, что не вернемся к формату классического «офисного» банка. При этом гибкий формат, когда сотрудники работают в смешанной форме: 50% в офисе и 50% удаленно, открывает перед нами дополнительные возможности по сокращению расходов на содержание офисных помещений. И эти средства мы будем инвестировать в дальнейшее развитие.

— А клиенты охотно идут в онлайн? Большая ли доля уже пользуется дистанционными каналами банка и кто из них полностью отказался от наличных? 

— Очевидно, что пандемия стала причиной еще большего ускорения темпов цифровизации бизнеса. Еще до введения ограничительных мер значительная доля клиентов пользовалась нашими услугами в цифровом формате, например, порядка 85% новых клиентов сразу подключают себе мобильный банк. 

При этом мы видим, что ситуация с COVID-19 послужила толчком к увеличению активных пользователей в дистанционных каналах среди наших розничных клиентов. Уже сейчас практически все наши продукты и сервисы доступны в мобильном банке. Это подтверждается динамикой роста доли цифровых продаж – на них приходится уже почти половина, а именно 48,4% всех продаж против 31% в марте. 40% кредитов наличными, 50% дебетовых карт, 46% срочных депозитов и 76% сберегательных счетов наши клиенты оформляют через цифровые каналы.

Если в целом говорить про все точки контакта с клиентами, то на текущий момент более 85% взаимодействий происходят онлайн. Оценить полный отказ от наличных сложно, но по косвенным признакам мы видим, что клиентов, которые снимают наличные в банкоматах, в августе стало на 10% меньше по сравнению с январем.

— Многие ли клиенты с начала эпидемии обратились за реструктуризацией кредитов? Ожидаете ли вы новых всплесков обращений, или в целом ситуация успокаивается?

— Первый эффект пандемии мы увидели в конце марта, когда объем входов в просрочку на 5 день вырос на 113% в сравнении со средними значениями предыдущих периодов. Максимальный показатель входов в просрочку был зафиксирован в апреле. Постепенное восстановление мы начали наблюдать в июне, на текущий момент уровень просроченной задолженности вернулся на докризисный уровень, за исключением автопортфеля: уровень задолженности на 5 день просрочки по-прежнему выше на 120%, чем по другим видам продуктов, но тем не менее мы наблюдаем тенденцию на возвращение к среднегодовым показателям.

В сложившейся ситуации мы активно поддерживали наших клиентов, которые пострадали от пандемии. С момента вступления в силу 106 ФЗ 3 апреля 2020 года в группу поступило более 43 тысяч запросов от клиентов с просьбой предоставления кредитных каникул. Однако в связи с тем, что в законе четко регламентированы условия предоставления отсрочки, не все наши заемщики смогли воспользоваться такой возможностью. 

Мы оперативно разработали и предложили клиентам внутренние программы реструктуризации. На текущий момент 25% обратившихся клиентов получили отсрочку по госпрограмме «кредитных каникул» или реструктурировали свои задолженности по программам банка. Сейчас объем такой задолженности составляет порядка 10 миллиардов рублей или 0,7% от кредитного портфеля группы. 

При этом в последние два месяца мы отмечаем тенденцию на снижение обращений за реструктуризацией или «кредитными каникулами». Это может говорить о том, что финансовое состояние наших клиентов стабилизируется.

— Как вы оцениваете риски неплатежей в будущем? У кого их больше: у малых, средних, крупных компаний, или у физических лиц?

— По нашей оценке, под большим риском находятся компании, которые изначально вошли в 2020 год с высокой долговой нагрузкой. Например, малые предприятия по причине низкого запаса прочности и компании из пострадавших отраслей. Мы, однако, стараемся придерживаться взвешенной риск-политики и не ожидаем резкого роста неплатежей со стороны наших корпоративных клиентов.

Если говорить о наших розничных клиентах, то мы наблюдаем восстановление их платежеспособности. Конечно же, будут заемщики, чье финансовое состояние не восстановится в полном объеме, но мы предполагаем, что их будет немного. Если говорить об общем объеме просроченного долга, то, по нашей оценке, в связи с событиями первого полугодия цифры будут выше, чем на начало года на 2-3% и составят порядка 14-15%.

— Одним из самых важных последствий пандемии стала исторически низкая ключевая ставка – 4,25% годовых. Как думаете, какой она будет к концу года? 

— Если говорить насчет дальнейшей динамики, то, на наш взгляд, регулятор по-прежнему видит перспективу среднесрочного замедления темпа роста цен, что может быть обусловлено перестройкой балансов домохозяйств и неравномерное восстановление активности в ряде отраслей. Однако этот процесс может иметь и обратные последствия из-за перестройки относительных цен в экономике. Соответственно, риски краткосрочного ускорения инфляции и инфляционных ожиданий в моменте выходят на первый план.

Ориентир на ближайшие заседания остался относительно «мягким» с прицелом на оценку целесообразности дальнейшего снижения ключевой ставки. Однако в свете роста внимания к краткосрочной динамике цен мы воспринимаем его как нейтральный сигнал и переориентацию внимания с прогнозирования последствий пандемии на оценку последствий уже реализованного снижения ставки. В свете нашего прогноза по инфляции в 4,3%, шансы увидеть до конца года дальнейшее снижение ставки минимальны.

— Как на работе банка отразилось снижение ставки с точки зрения кредитования? Стали ли компании и россияне больше обращаться за новыми кредитами или все же опасения на фоне коронавируса сдерживают спрос?

— Cо стороны корпоративных заемщиков мы наблюдали увеличение спроса на кредиты в марте-апреле, когда многие компании решили сформировать подушку ликвидности на период неопределенности. Затем постепенно спрос снижался и на текущий момент вернулся к средним значениям. Также со стороны корпоративных клиентов наблюдался рост запросов на пересмотр ставок по действующим кредитам в связи со снижением ключевой ставки – все обращения мы рассматривали индивидуально.

В части розничных клиентов, скорее, правильнее говорить о возвращении спроса на кредитование после COVID-19. Исторически всегда в начале сентября спрос падает и возобновляется только к октябрю: клиенты заняты вопросами школы, возвращаются после отпусков. В этом же году из-за отложенного спроса, вызванного пандемией и отсутствием отпуска у многих, мы видим стабильные выдачи кредитов в сентябре на уровне августа.

-Увеличилось ли число обращений в банк за рефинансированием задолженности от физических лиц? Как бы вы сейчас оценили долговую нагрузку россиян? 

— Спрос на рефинансирование кредитов, действительно, возрос. Это мы видим как по запросам самих клиентов, обращающихся в банк, так и по результатам опросов клиентских потребностей и желаний. Обычно самая популярная цель оформления розничного кредита – это ремонт. Сейчас это ремонт и рефинансирование задолженности – за таким продуктом обращается порядка 23% клиентов.

Аналогичная ситуация в ипотеке: мы видим рост заявок относительно прошлого года: в августе было подано на 72% больше заявок по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Мы это связываем с реализацией отложенного спроса, введением льготных программ ипотечного кредитования с государственной поддержкой, а также снижением общего уровня процентных ставок. В 2020 году мы также фиксируем рекордный рост заявок на рефинансирование ипотеки, позволяющее снизить платежную нагрузку по уже действующим кредитам, — доля таких кредитов в выдачах по итогам августа 2020 выросла до 29% от общего объема выдач.

— Несколько месяцев в стране работает программа ипотечного кредитования с господдержкой под 6,5%. Сколько кредитов вы по ней выдали, какую долю они занимают в общих ипотечных выдачах? Как вы считаете, какие темпы роста ипотечного кредитования будут в 2020 году? 

— Запуск программы с господдержкой в условиях сложившейся ситуации существенно поддержал спрос. C мая по сентябрь текущего года наши выдачи в рамках программы составили 56% оформленных кредитов на новостройки и 20% от всех выданных кредитов, при этом с каждым месяцем эти доли увеличивались. 

Мы прогнозируем еще больший спрос на программу в последний месяц ее действия, хотя и не исключаем возможности ее продления, как минимум, до конца года. В целом по итогам 2020 года мы прогнозируем рост рынка ипотечного кредитования в пределах 10%.

— Гендиректор «ДОМ.РФ» Виталий Мутко в августе заявил, что 40% россиян не смогут взять ипотеку даже при нулевой ставке, поскольку не имеют первоначального взноса. Вы согласны с этим утверждением? 

— Действительно, отсутствие первоначального взноса является одним из основных ограничителей для большей доступности ипотечного кредитования. У нас, например, существенно ниже показатель проникновения ипотеки среди населения. В западных странах отношение ипотечного портфеля к ВВП в среднем достигает 50%, а в России этот показатель составляет порядка 6%.

При этом способность накапливать является важным индикатором для оценки кредитного риска. Одновременно с этим есть разнообразные способы для формирования первоначального взноса. Например, с недавнего времени расширены возможности для получения материнского семейного капитала, который можно использовать на приобретение недвижимости. В регионах появились пилотные проекты по формированию первоначального взноса за счет жилищных сбережений. 

Банки разрабатывают собственные программы, стимулирующие накопление первоначального взноса. Есть опции кредитования под залог имеющейся недвижимости, позволяющие улучшить условия проживания тем, у кого нет личных накоплений. Сроки накопления первоначального взноса индивидуальны и зависят от множества факторов, прежде всего — от уровня доходов и расходов, а также стоимости недвижимости, которую планируется приобрести.

— Можете дать совет, как накопить первый взнос?

— Если в общем, то можно привести такой пример. Возьмем приблизительные цифры: например, вы наметили себе квартиру за 4 миллиона рублей. Вы хотите взять три миллиона на 20 лет в банке, а миллион (25%) внести в качестве первоначального взноса. Примерный размер ежемесячного платежа можно рассчитать с помощью ипотечного калькулятора.

Откладывайте деньги, будто кредит вам уже дали — около 30 тысяч рублей в месяц. Способ хранения — банковский депозит с капитализацией процентов. Если будете вносить по 30 тысяч каждый месяц, за год получится 360 тысячи рублей. За два года сумма вырастет до 720 тысяч (+ проценты на депозите). На необходимую сумму первоначального взноса вы накопите за 2,5 года. Минус — за это время жилье может подорожать.

При этом различные способы накопления сопровождаются определенными рисками. Например, когда первичный энтузиазм пропадает, а отложенная сумма станет достаточно большой, появится много соблазнов потратить её не по назначению. Здесь можно попробовать создать резерв для непредвиденных расходов и импульсивных трат, которые иногда все мы совершаем, и стараться не превышать пределы этого резерва.

Есть особенности в способе накопления с помощью инвестиций. «Инвестиционные» деньги предназначены для того, чтобы ими «играть», с риском потерять часть или приумножить. Деньги для первоначального взноса же должны храниться максимально надежно, чтобы использовать их в определенный срок, иначе ваша покупка может отложиться на несколько лет. 

Если вы не профессиональный инвестор, не брокер, и не зарабатываете игрой на фондовом рынке, то, думаю, не стоит начинать заниматься этим для накопления на первоначальный взнос. Риск в этом случае не оправдан.

— Но процентные ставки по депозитам сейчас падают. Не наблюдает ли банк бегства вкладчиков в другие финансовые инструменты? Как вы оцениваете ситуацию с фондированием?

— В последнее время мы отмечаем некоторое падение интереса клиентов к размещению средств в классические вклады как в рублях, так и в иностранной валюте. Хотя депозитные продукты все ещё составляют существенную долю вложений населения – в Росбанке порядка 40% портфеля, – вклады перестали быть единственным инвестиционным инструментом, доступным и востребованным частным клиентом. 

Большинство наших клиентов в качестве альтернативы использует или более гибкий в управлении сберегательный счет — около 30%, или инвестиционные продукты с потенциально более высоким доходом – от заключения договоров структурного доверительного управления до прямого инвестирования на фондовом рынке.

Интерес клиентов к разным финансовым решениям позволяет продвигать инструменты портфельного подхода к размещению средств. Мы со своей стороны всегда придерживались именно такого комплексного подхода, поскольку он позволяет гибко реагировать на изменения на рынке, своевременно адаптировать альтернативные финансовые инструменты для наших клиентов при снижении ставок по вкладам, удерживая таким образом стабильно высокий уровень активов клиентов под управлением.

— Насколько популярны у россиян валютные вклады? По вашей оценке, какая валюта является наилучшей для сохранения своих сбережений? 

— Объем валютных вкладов наших клиентов достаточно стабилен и составляет порядка 10%. Использование валютного вклада – это как раз один из примеров диверсификации инвестиций в портфеле частного клиента. Наши клиенты традиционно отдают предпочтение вложениям в доллары, но также используют евро, фунты и другие, в том числе, экзотические валюты.

Если говорить о валюте для сохранения сбережений, то лучше всего, на мой взгляд, придерживаться принципа валютной диверсификации и ориентироваться на ту валюту, в которой средства могут быть потрачены в будущем.  Колебания валютных курсов слишком хаотичны и зачастую сложно предсказуемы. 

Частному клиенту сложно ориентироваться в рыночных трендах и гарантировать свой заработок на спекулятивных валютных операциях. В то время как выбор валюты для инвестирования в соответствии с валютой будущих расходов снижает риск изменения курса в планировании бюджета.

— Возвращаясь к ипотеке — в настоящее время в России работает достаточно большое количество льготных программ – это и ипотека для семей, сельская ипотека, на Дальнем Востоке. Насколько популярны все эти программы в регионах? 

— В 2020 году мы вступили в большинство программ ипотечного кредитования с государственной поддержкой населения: это и «Семейная ипотека», «Дальневосточная ипотека» и «Льготная новостройка» (госпрограмма 2020). «Льготная новостройка» традиционно пользуется наибольшей популярностью в столичном регионе. На Москву и Московскую область пришлось порядка 40% от общего объема выдач по программе, на Санкт-Петербург – около 20%.

Госпрограмма поддержки семей с детьми аналогично пользуется наибольшим спросом в Москве и Московской области – 52% выдач, в Санкт-Петербурге – 17%. Третьим по популярности регионом для обеих программ стал Краснодарский край (4%). Дальневосточную ипотеку чаще всего берут жители Хабаровского края (64%), Приморского края (19%), Республики Бурятия и Амурской области (по 6%).

Источник: 1prime.ru

Оставить комментарий